Нефть, газ и фондовый рынок Нефть, газ и фондовый рынок  

Новые темы на форуме:
○ Ищу работу
(Ответов: 1) - ТрифинКа

○ Гуголь заменит уголь
(Ответов: 11) - ТрифинКа

○ Новая резервная валюта
(Ответов: 5) - katxmp

○ Цифровизация налоговой функции.
(Ответов: 0) - РАМАКС

○ Платформа обращений клиентов для B2C-компаний
(Ответов: 0) - РАМАКС



Rambler's Top100


Беседа №2. Информация для принятия решений при работе с акциями нефтегазовой отрасли

27 марта 2005 года

Какая информация может быть полезна инвестору для принятия решений при работе с акциями нефтегазовой отрасли? Снижение добычи нефти. Капитализация "Сургутнефтегаза", "Сибнефти" и "ЛУКОЙЛа". Капитализация "Газпрома" - сейчас 65 миллиардов долларов, достигнет ли она 100 миллиардов? Перспективы российского газового гиганта. "Газпром" - спонсор российской экономики. Либерализация рынка акций. Инвестиционная привлекательность "Газпрома".

Инвестор: Я вот тут поразмыслил на досуге над нашим проектом и задался вопросом - что может быть полезно для инвестора при оценке тех или иных акций?

Аналитик: Делать фундаментальный анализ компаний, изучать статистику.

Инвестор: Статистику?

Аналитик: Конечно! Основные показатели. Добыча нефти по компаниям. Экспорт нефти. Поставка на переработку. Производство бензина. Производство дизтоплива.

Инвестор: Слушай, а из этой самой статистики, вот о которой ты сказал - производство бензина, дизтоплива... Поставка туда-то, поставка сюда-то. Бурение. Можно делать какие-то выводы о том, как компания развивается, не развивается, хорошо себя ведет или плохо?

Аналитик: Ну конечно! Например, ты видишь, что у "ЮКОСа" резко упал экспорт нефти...

Инвестор: А у "ЮКОСа" упал экспорт нефти?

Аналитик: В январе 2005-го он вывез за рубеж примерно в 30 раз меньше, чем в январе предыдущего года.

Инвестор: А "ЮКОС" вообще чем-нибудь сейчас занимается?

Аналитик: Он не может оплатить транспортировку нефти по трубопроводам, сейчас немного вывозит по железной дороге. И экспорт упал поэтому. Ну ладно, с "ЮКОСом" особая ситуация. А по другим компаниям тоже можно сделать интересные выводы. Например, увидеть, что в течение трех месяцев, с ноября 2005-го, в России идет тенденция к снижению добычи нефти.

Инвестор: А почему?

Аналитик: Интересный вопрос. Я пока не знаю на него ответа.

Инвестор: Может компании делают вид, что она падает?

Аналитик: Нет. Это невозможно. Потому что все компании в клещах у "Транснефти". Ничего не утаишь.

Инвестор: Погоди, ну может они нефть вывозят под полой как-нибудь, тихонько?

Аналитик: Нельзя, никуда не вывезешь. Сначала на узлы учета "Транснефти" нефть попадает. Нет, добыча реально падает.

Инвестор: А когда нефть автомобильными цистернами возишь, тоже с "Транснефтью" взаимодействовать надо?

Аналитик: Нет. Ты можешь, конечно, возить автомобильными цистернами, но представь, в Сургуте ты добыл нефть - куда ты ее в цистерне повезешь из Сургута? Тысячу километров цистерна проедет автомобильная, она сожрет столько топлива, сколько из этой нефти не получишь.

Инвестор: Тогда следующий вопрос - почему "Сургутнефтегаз" стоит столько много? Чем он так хорош? За что его так любят инвесторы? Ведь после "Газпрома", "Сургутнефтегаз" - это вторая компания по рыночной капитализации (примерно 32 миллиарда долларов)! На прошлой беседе, по сути дела ты объяснял почему "Сургутнефтегаз" не является компанией, интересной для инвестирования. Но судя по рыночной цене акций много у неё акционеров, которые считают иначе.

Аналитик: Сложно понять их логику...

Инвестор: Логику акционеров или "Сургута"?

Аналитик: Акционеров. У "Сургута" есть один фактор, способствующий повышению капитализации.

Инвестор: "Дешевые" акции?

Аналитик: Нет, почему дешевые!

Инвестор: Ну, они по двадцать рублей за штуку стоят.

Аналитик: Это-то причем здесь?

Инвестор: Ну, как? Удобно покупать всё-таки.

Аналитик: Так они же в лот объединены.

Инвестор: В лот по сто?

Аналитик: Да. Ты не сможешь купить одну акцию "Сургута". Нет, здесь дело в другом. Обычно на капитализацию оказывают влияние долги компании. Вообще говоря, стоимость имущества минус задолженность - так оценивается стоимость активов компании. Все компании, кроме "Сургутнефтегаза" имеют долги, которые измеряются миллиардами долларов. У Сургута, напротив, долгов нет. У него есть некая сумма наличности, условно будем считать - шесть миллиардов долларов. Поскольку он не особо афиширует, сколько именно. Из его отчетов не так легко вычислить точную сумму. К примеру, возьмём компанию, которая имеет банковский счет, на котором лежит шесть миллиардов и пусть такая компания выпустит свои акции. Очевидно, что капитализация должна быть порядка...

Инвестор: Шесть миллиардов?

Аналитик: Да! Этот фактор оказывает положительное влияние на капитализацию "Сургутнефтегаза".

Инвестор: Тогда сразу второй вопрос. Получается, что цены на акции "ЛУКОЙЛа" или "Сургута" по идее устанавливают достаточно крупные игроки, которые учитывают все эти факторы и после того как они их учли, они покупают крупные пакеты акций или продают. Таким образом, например, если крупный игрок понимает, скажем, что "ЛУКОЙЛ" выгодно покупать по 800 рублей за акцию и продавать по 900 рублей за акцию, он это делает. А мелкие игроки уже оказываются вот в этих рамках, да?

Аналитик: Разумеется, рынок определяют крупные игроки, мелким остаётся только следить за ними. В настоящее время "Сургутнефтегаз" котируется выше, чем "ЛУКОЙЛ" по таким показателям как прибыль и запасы на акцию. "Сургутнефтегаз" - одна из самых дорогих российских компаний. Почему это так - я объяснить не могу. И считаю это, в общем-то, неправильным.

Инвестор: А какая же тогда компания - самая дешевая из российских?

Аналитик: "ЛУКОЙЛ" котируется относительно недорого.

Инвестор: А "Сибнефть"?
Аналитик: "Сибнефть" подороже.

Инвестор: Почему? Мне казалось, что цену "Сибнефти" должны были опустить истории с "ЮКОСом", с Абрамовичем.

Аналитик: Естественно опустили. В прошлом году, до скандала с "ЮКОСом", "Сибнефть" и "ЮКОС" были самыми дорогим из российских нефтяных компаний. Сейчас все эти события оказали негативное влияние.

Инвестор: Тогда "ЮКОС" и "Сибнефть" любили на фондовом рынке?

Аналитик: Да.

Инвестор: А за что?

Аналитик: За то, что у них очень маленькие издержки на добычу нефти и на ее транспортировку, административные издержки.

Инвестор: А как это они так умудрялись? За счет чего?

Аналитик: "Сибнефть", к примеру, не ведет новых крупных проектов. Понятно, что эксплуатировать месторождения, которые уже как-то разведаны и инфраструктура, на которых еще при советской власти построена - гораздо выгоднее. Даже не выгоднее, а издержки меньше, чем лезть в новые неизведанные места.

Инвестор: Денег на неё (инфраструктуру) уходит много.

Аналитик: Уходит много, поскольку в неосвоенных районах дорог даже нет, чтобы оборудование завезти, не говоря уже о линиях электропередачи, связи, трубопроводах. Ничего нету. "Сибнефть" за прошедшие годы реализовала только один крупный инвестиционный проект. Это разработка Крапивинского месторождения нефти. Но Крапивинское находится недалеко от Омска, близко от принадлежащего "Сибнефти" Омского НПЗ. Поэтому они более-менее организовали доставку нефти на завод, освоили это месторождение. Это единственное крупное вложение новые месторождения. "Сибнефть" работает на старой базе, при это у "Сибнефти", видимо, неплохое управление. Потому что у них малы управленческие расходы. "Сибнефть" по сравнению, скажем, с тем же "Сургутом" гораздо меньше ведёт буровых работ, меньше тратит на геологоразведку. Это улучшает финансовые показатели. Есть такой показатель как прибыль на баррель добытой нефти, поскольку для западных инвесторов удобнее баррель, поэтому не на тонну считают, а на баррель. По 2003 году самые лучшие показатели были у "ЮКОСа" и "Сибнефти". Поэтому "Сибнефть" довольно-таки дорого котируется.

Инвестор: Тогда следующий вопрос - стоит ли "Газпром" вот этих вот самых 65 миллиардов долларов? Вот подымался вопрос такой, что 100 миллиардов он должен стоить. Может ли он действительно стоить 100 миллиардов? В случае если он будет 100 миллиардов стоить, то соответственно цена акции должна увеличиться в полтора раза, то есть соответственно с семидесяти с чем-то рублей до ста рублей. Расскажи-ка мне про "Газпром"! Потому что меня, откровенно говоря, "Газпром" удивляет.

Аналитик: "Газпром" - компания огромная. И обладает большим имуществом, большими запасами различных углеводородов. В основном, конечно, это газ. Нефти у них не так много, добыча примерно на уровне "Татнефти". Газпром - монополист на газовом рынке. С одной стороны, это ему обеспечивает некоторое конкурентное преимущество, но с другой - он несет на себе бремя исполнения государственных надобностей. К примеру, "Газпром" вынужден реализовывать газ на внутреннем рынке дешевле себестоимости. Тысяча кубометров газа в зависимости от региона стоит около двадцати долларов. В Европу газ поставляется по цене выше ста долларов. Себестоимость газа у "Газпрома" пока примерно на уровне двадцати может быть чуть побольше, но это старые месторождения. На новых месторождениях, которые собирается разрабатывать "Газпром", себестоимость возрастёт вдвое. Но все равно на внутренний рынок он будет поставлять газ по 20 долларов.

Инвестор: Может, подымет? Сейчас же подымают тарифы?

Аналитик: Ну, по 25. Дело не в этом. У Газпрома есть серьезная проблема. У него закончились дешевые месторождения газа. Последнее месторождение дешевого газа - Заполярное ввели в эксплуатацию в 2001 году. Как следует из его названия, находится оно за полярным кругом. И к дешевым его можно отнести уже с некоторой натяжкой. У Газпрома есть три основных месторождения, на которых добывается больше половины газа - Уренгойское, Ямбургское и Надымское. Все три находятся в стадии падающей добычи, пик уже пройдён. Там себестоимость была низкая, а все новые месторождения имеют высокую себестоимость. Очень кстати пришёлся пуск Заполярного - это позволит на несколько лет оттянуть проблему. Но одного Заполярного надолго не хватит, "Газпрому" всё равно придётся идти в новые регионы - к Северному Ледовитому океану и в Восточную Сибирь. А там, как минимум, 45 долларов будет стоит добыча одной тысячи кубометров. Но перед Газпромом стоит задача обеспечивать население и российскую промышленность дешевым газом. От этой задачи он не может укрыться.
Инвестор: Угу. Как правительство скажет, так и будет.

Аналитик: Так и будет. И вот ты говоришь, что есть программа по увеличению внутренней цены на газ. Да, цена будет постепенно расти. Но с другой стороны - тебе кажется, что тарифы на ЖКХ сейчас низкие?

Инвестор: Нет, абсолютно так не кажется!

Аналитик: А ведь эти тарифы очень сильно зависят от цены на газ.

Инвестор: Да, я ведь газ покупаю, когда в плитку он ко мне поступает газовую, я чайник кипячу. А также я его покупаю в виде электроэнергии, которую вырабатывает электростанция...

Аналитик: А также горячая вода и отопление. То, что ты покупаешь и сжигаешь в плите - это только вершина айсберга. А вот сколько ты платишь за отопление своей квартиры, за горячую воду? И это идет из расчета тех же 20 долларов за тысячу кубов. А если поднять хотя бы вдвое... Но ладно, мы живем в Москве, у нас все-таки есть деньги. А многие потребители не смогут платить по высоким тарифам. А кроме ЖКХ есть еще и предприятия. Вся российская промышленность фактически дотируется "Газпромом". Если российская промышленность будет получать газ по мировым ценам, то очень многим предприятиям придется закрыться. Естественно, такой вариант не устраивает ни правительство, ни, в общем-то, российский народ.

Инвестор: Да. А еще гостиницы строит и с "Роснефтью" пытается объединиться, от чего она всячески уклоняется.

Аналитик: "Газпром" не заинтересован в снижении своих расходов, потому что все "лишнее" у него отберут. То есть когда он показывает, что находится на грани банкротства, что ему очень тяжело, то правительство вынуждено немного поднимать цены на газ. Кстати, долгосрочная программа по увеличению внутренней цены на газ была утверждена, когда Газпром стоял на грани банкротства. "Газпром" сумел убедить правительство, что ещё немного - и он может совсем загнуться. Правительство ведь тоже не заинтересовано, чтобы "Газпром" развалился. Ему пошли на уступки. Но с другой стороны, если он повышает цены - появляются проблемы у РАО ЕЭС. В России вся энергетика работает на газе. Так называемая концепция "газовой паузы". Она была придумана в начале 80-х. Предполагалось, что до 2000-го года, в течение 20 лет, пока есть дешевый газ, Уренгойский, Надымский, мы будем сжигать его на электростанциях, а к тому времени, когда закончатся дешевые месторождения, будет придуман некий новый источник энергии. Он не конкретизировался, считалось, что к 2000-му году, несомненно, советский народ такой источник энергии найдёт. Пока же сбылось только одной положение этой концепции - дешевые месторождения газа действительно подходят к концу. Но этот самый новый источник энергии пока не открыли. Поэтому "Газпром" сейчас активно скупает среднеазиатский газ, в основном туркменский.

Инвестор: В виде месторождений?

Аналитик: Нет, готовый газ.

Инвестор: То есть по трубам?

Аналитик: Да. Просто покупает его, как импортёр. С Туркменистаном заключен договор на много лет, который предполагает поэтапное увеличение закупок. Также "Газпром" закупает газ в Узбекистане.

Инвестор: Погоди, интересная вещь получается! В России "Газпром" продает газ дешевле себестоимости, или на уровне ее. А у туркменов он покупает газ, по какой цене?

Аналитик: Разумеется дороже, чем он продает его в России.

Инвестор: То есть вообще получается чистый убыток?

Аналитик: Это вопрос бухгалтерии. "Газпром" считает, что свой дешевый газ он отдает российскому населению и российским предприятиям, а туркменский газ он перепродает в Германию с прибылью. Ну не только в Германию, вообще на экспорт - в Европу, в Турцию. Сначала все было хорошо - туркменов уговорили на очень низкую цену.

Инвестор: Наверное, говорили, что если мы у вас газ не купим, то до немцев вы явно трубопровод не дотянете?

Аналитик: Это точно. Туркменистан с Европой не граничит. Все имеющиеся трубы принадлежат Газпрому. Даже Украине Туркменистан не может поставить газ без участия нашего монополиста. То, что продает Туркменистан в Украину, идет по сетям Газпрома. Так уж Туркменистану не повезло, что ему некуда экспортировать свой газ. Приходится продавать его "Газпрому".

Инвестор: По какой цене?

Аналитик: В Туркменистане себестоимость низкая. Но посмотрели туркмены на цены, по которым "Газпром" реализует газ в Европе и забеспокоились. С 1 января 2005 года повысили отпускную цену до 60 долларов (было 44 доллара). "Газпром" отказался покупать газ по новой цене. На Украину распространялись те же условия, но там дело быстро решилось. Запасы газа закончился, и ничего не оставалось, как просить Туркмению хоть немножко подешевле давать газ. Туркмения скинула два бакса и по этой цене сейчас Украина его покупает. С "Газпромом" всё не так просто. Он отказался покупать газ, и у Туркменистана тоже начались проблемы. Добыча газа в стране упала процентов на пятнадцать. Потому что нет у них других покупателей. Существует небольшой трубопровод в Иран и все. Но он небольшой. Основная часть газа идет через Россию. Поскольку "Газпром" отказался покупать газ по новой цене, Туркменистан вынужден сокращать добычу. Соответственно, при этом он теряет доходы. Так что у обеих сторон есть аргументы. "Газпрому" очень важно получить возможность покупать дешевый газ. Кстати, кроме российских потребителей ему приходиться и в Белоруссию поставлять газ по льготной цене.

Инвестор: Фактически получается, что и Белоруссию Газпром поддерживает?

Аналитик: Да. В течение 2003-го года Белоруссия получала газ по ценам брянской области. Что-то порядка 600 рублей за тысячу кубометров. Предполагалось, что за это белорусы дадут возможность "Газпрому" приобрести долю в их трубопроводной системе. Но не сложилось. Не сошлись в цене и в условиях покупки. В результате "Газпром" отказался поставлять газ по внутрироссийским ценам. Сейчас Белоруссия получает газ по 47 долларов за тысячу кубометров. Тот же самый газ мог бы, например, идти в Германию, по 110-120 долларов. Или в Прибалтику по 95 долларов. В Белоруссия платит за газ 45 долларов. Вот от чего взята эта цена? Понятно, что она определена исходя из политической необходимости.

Инвестор: Белорусы хотели бы меньше?

Аналитик: Белорусы хотели бы по внутрироссийской цене.

Инвестор: Да они может быть и дешевле бы взяли с удовольствием...

Аналитик: Взяли бы конечно с удовольствием!. Но смысл в том, что ни одна из нефтяных компаний...

Инвестор: ...в таком положении...

Аналитик: Не находится!

Инвестор: Может быть только "Роснефть"?

Аналитик: Отнюдь. "Роснефть" продаёт свое сырье по мировым ценам. Так поступают все российские нефтяные компании. В том числе и государственные. Кому бы они не поставляли свою нефть, цена определяется только эффективностью операции. А вот "Газпром" вынужден спонсировать страны СНГ. Итак, резюмируя вышесказанное, мы видим две тенденции. Первое: у "Газпрома" растет себестоимость добытого газа и процесс этот необратимый. Она будет расти и дальше. Газпром выходит на месторождения, находящиеся за Полярным кругом, где нет никакой инфраструктуры. У Газпрома заканчиваются гигантские месторождения. Конечно, остаётся много крупных и средних месторождений. Запасы-то у него всё равно большие. Но себестоимость велика. Получается, что себестоимость растет, а компания должна нести на себе бремя спонсирования всей российской экономики и частично дружественных стран. Той же Украине газ поставляется гораздо дешевле, чем в дальнее зарубежье.

Инвестор: По сути дела получается, что если ты акционер "Газпрома", то являешься человеком, который участвует в помощи Белоруссии и Украине.

Аналитик: Даже прибалты получают российский газ немного дешевле, чем Западная Европа. Всем "Газпром" вынужден помогать. И не видно факторов, которые бы позволили ему отказаться от этой поддержки в обозримом будущем. Это называется "перекрестное субсидирование". Концерн получает хорошую прибыль от поставок своего газа в Европу, а за счет этого финансирует все свои убыточные операции. Поэтому, если оценивать Газпром по стоимости запасов, то получается, что он должен стоить гораздо больше тех же ста миллиардов. Если бы ему разрешили не спонсировать потребителей с ограниченной платежеспособностью, то прибыли бы он получал гораздо больше. Он просто перестал бы продавать газ внутри России.

Инвестор: Или стал бы продавать газ внутри Росси по реальным ценам.

Аналитик: Да, по реальным ценам, а кто не способен его купить, тот и покупал бы. Если мы посмотрим цену на бензин, то сейчас в России цена бензина примерно равна американской. Очевидно, что нефтяные компании не в убытке от продажи бензина внутри России.

Инвестор: По сути дела, я так понимаю, что если они не хотят бензин продавать внутри России, то их никто и не заставит?

Аналитик: Да.

Инвестор: Погоди, но на внутренний рынок может быть нефть можно дороже поставлять, чем, например, в Америку?

Аналитик: Не получится. Система транспортировки нефти на экспорт имеет ограниченную пропускную способность. Мощности в системе выделяются пропорционально добыче. Всю нефть экспортировать нельзя, потому что не пропустит эта система. Раньше экспортировалась примерно треть нефти, сейчас побольше, потому что добыча растет, а потребление нефти остается на прежнем уровне. Появляются новые экспортные маршруты... Кстати вот "Татнефти" приходится тяжело - из за нехватки перерабатывающих мощностей она вынуждена свою нефть продавать на внутреннем рынке перекупщикам. А компании сбалансированные поставляют нефть на свои заводы, перерабатывают, получают нефтепродукты, которые может быть и несколько хуже по качеству, чем принято в Европе, но непривередливый российский потребитель их покупает.

Инвестор: Да нормальные у них нефтепродукты! Брось! Они, небось, заводы строили только сейчас, по вот этому маслу, бензину...

Аналитик: Нет, все российские заводы все очень стары. Многие из них были построены в период с 1950 по 1970 год, а 14 - вообще до Великой Отечественной войны. В последние годы советской власти нефтеперерабатывающие заводы строились только за пределами России. Самые лучшие из них - Мажейкяйский НПЗ в Литве (построен в 1979 году), Павлодарский (Казахстан, 1978 год), Бакинский НПЗ (1880 год). Строились также предприятия в Туркмении, Белоруссии... К сожалению, все они сейчас оказались за пределами России.

Инвестор: То есть приходится либо как-то с ними договариваться? Либо их скупать?

Аналитик: В России заводы модернизируются, но они всё еще очень далеки они от мирового уровня. Это сказывается как на качестве производимой продукции, так и на экономической эффективности. Высокие потери, низкий выход светлых нефтепродуктов.

Инвестор: Бензина?

Аналитик: Да, бензина производится мало, а много дешевых нефтепродуктов. Мазут производится...

Инвестор: На мазуте корабли ходят, я знаю.

Аналитик: Мазут тоже бывает разный.

Инвестор: А, еще электростанции на нём работают.

Аналитик: Бывает корабельный мазут - называется флотский. А бывает мазут топочный, который приходится часто продавать по себестоимости или ниже ее. Потому, что его тяжело транспортировать.

Инвестор: Он, наверное, застыть норовит?

Аналитик: Да. Основной его покупатель - РАО ЕЭС. Которое не намерено швыряться деньгами. Для РАО ЕЭС, кстати, тоже мазут не очень эффективен. Электричество, произведенное из мазута, примерно в пять раз дороже, чем из газа. Самое дорогое. Единственное достоинство мазута для энергетики - его можно накапливать в хранилищах, газ хранить сложно. РАО ЕЭС покупает мазут, чтобы держать запасы. Существуют универсальные газомазутные установки, в период пикового потребления мазут из хранилищ сжигается. А так, естественно, он небольшую долю занимает в топливном балансе. Нефтяные компании производимый мазут вынуждены отдавать дешево. Если посмотреть на тенденцию развития отрасли, то видно, что производство мазута постепенно снижается. Выпуск бензина и дизельного топлива при этом растёт, поскольку их производить гораздо выгоднее. Модернизация оборудования на НПЗ в основном направлена на то, чтобы как можно меньше производить тяжелого топлива и как можно больше - светлых нефтепродуктов.

Инвестор: Сразу такой вопрос возникает - вот скажи, когда газ продают на газовых колонках для автомобилей, то это выгодно для "Газпрома" или нет?

Аналитик: Это настолько малая доля продаж газа, что она не оказывает существенного влияния на работу "Газпрома". Кстати, газ на колонках бывает разный. Бывает сжиженный газ...

Инвестор: Погоди, а вот те, кто машины переводит на газ?

Аналитик: Это не газ "Газпрома". Давай разберёмся. Есть газ сжиженный, так называемый нефтяной и газ природный, сжатый. В основном сейчас в качестве моторного топлива применяется сжиженный газ, который производится на НПЗ. Из нефти, нефтяными компаниями - "Газпром" не имеет к этому никакого отношения. Сжиженный газ - это смесь пропана и бутана, используется в качестве топлива для автомобилей и для дачных газовых плит. Чем он хорош? Его можно в жидкое состояние перевести. В баллонах он находится в жидком состоянии.

Инвестор: И на нем ездят автомобили?

Аналитик: Да. Газ "Газпрома" это так называемый стандарт "99+1" - 99% метана и 1% этана.

Инвестор: Там ни пропана, ни бутана почти нет?

Аналитик: Не почти, а совсем нет. Никаких сторонних примесей не допускается.

Инвестор: А почему? Вредно?

Аналитик: Потому что газ "Газпрома" перекачивается не насосами, а турбинами. Турбины могут качать только газообразную фракцию. В трубе ничего жидкого не должно быть. 99% метана и 1% этана. Такая смесь не может быть жидкой. Её можно сильно сжать, это называется компримированный газ. Но понятно, что газообразное состояние - это не жидкое, гораздо меньше газа в баллоны входит. Метан-этановая смесь сейчас применяется на городском транспорте. Поскольку его влезает мало, то на крышах автобусов можно увидеть ряды баллонов, а заправки хватает буквально от парка до парка. Объем реализуемого таким образом газа очень мал. К тому же под метан-этановую смесь нужно перестраивать двигатель. Пропан-бутан можно использовать без переделки двигателя, такой двигатель может работать и на бензине и на газе.

Инвестор: То есть фактически можно подытожить, что тот газ, на который переходит потихонечку автомобильный транспорт, это не газ "Газпрома" и он от этого ничего не получает?

Аналитик: Да, это дело нефтяных компаний. "ЛУКОЙЛ", например, серьёзно занимается переводом транспорта на сжиженный газ. "ЛУКОЙЛ" производит много сжиженного газа. Реализует ряд проектов по использованию сжиженного газа на транспорте, в основном не в России, а на Украине. Там острее стоит необходимость альтернативного топлива.

Инвестор: Но оно для Украины не слишком альтернативное - бензин у "ЛУКОЙЛа" покупать или газ?

Аналитик: Газ дешевле. Если в России-то ещё терпима цена на бензин, то на Украине он не всем по карману.

Инвестор: Получается, что вся стоимость "Газпрома" - это его декларируемые запасы. Если он каким-то образом будет чуть лучше управляться, то с него снимут шерсть, если он будет управляться хуже, то ему дадут отдышаться за счёт российской экономики.

Аналитик: Да, полностью с этим согласен. По этому, когда акции "Газпрома" называют защитными бумагами - я согласен, "Газпрому" не дадут совсем обанкротиться. И планируемое его объединение с "Роснефтью" вряд ли что то серьёзно изменит.

Инвестор: "Роснефть" не очень-то и хочет объединяться с "Газпромом". Всячески уклоняется!

Аналитик: Для чего все это делается? - Чтобы государство получило контрольный пакет акций Газпрома.

Инвестор: А сейчас у государства нет контрольного пакета?

Аналитик: Когда-то "Газпром" был полностью государственным, но потом государство утратило над ним контроль. Акции "Газпрома" за бесценок были проданы очень сомнительным структурам и по ценам совершенно копеечным.

Инвестор: А сейчас сколько у государства акций?

Аналитик: На этот вопрос государство не может ответить однозначно. Ответ примерно такой: "что у государства сейчас контрольный пакет, но это 35% акций". Как они считают его контрольным? Дело в том, что некоторое количество акций "Газпрома" принадлежит его дочкам. Это примерно 15%. И считается, что государство вроде как контролирует "Газпром", с учетом того, что дочки Газпрома тоже исполняют решения государства. Таким образом, вроде бы получается все 50%. Такая структура управления весьма ненадёжна, да и если подсчитать, то никак не получается 15% у дочек, примерно 10-12% набирается. То есть государство раздувает щеки и говорит, что контроль над "Газпромом" сохранен, но, тем не менее, свои права может подтвердить только на 35% акций. Порядка 10% акций принадлежит немецкому партнеру "Газпрома" - "Рургазу".

Инвестор: А почему бы государству их не выкупить, с теми-то деньгами, которые сейчас есть у него?

Аналитик: Да много это будет стоить. Если государство начнет выкупать - цена возрастет так...

Инвестор: Начнешь выкупать, и как раз капитализация до ста миллиардов дорастёт быстренько.

Аналитик: Да и выглядеть будет странно. Придётся вспоминать про старые сделки - почему продали так дёшево? По этой теме - как продавались акции Газпрома - практически нет публикаций, да и я тоже мало что об этом знаю. В основном приходится догадываться, но смысл вот в чем - акции ушли за бесценок и государство теперь хочет их как-то вернуть. Придумали вот такую схему - отдать "Газпрому" "Роснефть" в обмен на такое количество акций, которое увеличит госпакет до контрольного.

Инвестор: И в итоге акции компании, которая получится в результате объединения они будут нормальные, их можно будет либерализовать. Хотя вот сама по себе либерализация рынка акций - согласись, это звучит несколько по-идиотски.

Аналитик: Поскольку государство утратило контроль, оно было вынуждено ввести разграничение рынка акций. Акции российские и акции иностранные. Раз государству принадлежит всего 35%, то теоретически иностранцы могут получить больше 50%. А если они получат контроль над "Газпромом", то смогут радикально изменить его деятельность. Как я уже говорил, сейчас "Газпром" нацелен на поддержку российской промышленности, российской энергетики, российского населения и дружественных России государств, а вовсе не на получение максимальной прибыли. Только когда государство получит контрольный пакет, то можно будет разрешить иностранцам покупать акции "Газпрома", не опасаясь серьёзного вмешательства в его работу.

Инвестор: А почему на ММВБ акциями "Газпрома" не торгуют?

Аналитик: Потому, что на ММВБ сложно отследить, кто покупает акции.

Инвестор: А где можно отследить? - На вот этой Ленинградской фондовой бирже? Или на Московской фондовой бирже?

Аналитик: Там сложная система придумана, единый депозитарий. В данном случае нам не существенны детали, важно то, что такая схема не позволяет иностранцам получить контроль над "Газпромом". Над этой схемой думали лучшие умы. Были попытки, кстати, как-то обойти эту схему, и они не увенчались успехом. Пока рынок акций разделён и внешние акции Газпрома торгуются гораздо дороже, чем внутренние. На ожиданиях либерализации рынка эти цены постепенно сближаются. Греф сказал, что как только государство получает контрольный пакет - тут же отменяется разделение рынков. Однако, ничего хорошего я у "Газпрома" впереди не вижу. Даже если произойдет эта либерализация.

Инвестор: Если произойдет либерализация то, скорее всего, при этом "внешние" акции Газпрома чуть-чуть подешевеют, а "внутренние" акции чуть-чуть поднимутся в цене. То есть цена придет к некоей средней.

Аналитик: Ну да, они дойдут до какой-то средней цены. А что будет дальше? Сейчас получается так - есть иностранцы, которые жадно смотрят на "Газпром", они хотят покупать его акции. А им не дают.

Инвестор: Это их еще больше возбуждает.

Аналитик: В результате либерализации у иностранцев появится возможность спокойно торговать акциями "Газпрома". Но это не снимет ни одну из основных фундаментальных проблем Газпрома. От этого не снизится себестоимость добычи газа.

Инвестор: И я думаю, что десятилетия еще впереди...

Аналитик: А только хуже будет. Себестоимость добычи будет расти, а надежды на то, что через десять лет "Газпром" сможет продавать на внутреннем рынке с прибылью - никакой.

Инвестор: Вот этот метан-этан?

Аналитик: Да. За десять лет сильно не изменятся электростанции РАО ЕЭС, эффективность их не возрастёт. Если "Газпром" поднимет кратно цену поставляемого газа, значит должна будет увеличиться цена на электричество. Для российских предприятий подорожают и электричество и газ разом. Это недопустимо.

Инвестор: "Газпром" - это компания, которую может быть имеет смысл отслеживать, но сейчас получается, что покупать его акции не следует. Мы видим огромные активы, контракты, но в то же время понятно, что для правительства "Газпром" является инструментом управления российской экономикой. В бумагах "Газпрома" можно пересидеть, будучи уверенным, что он не обанкротится. Однако нет надежды на то, что в течение длительного времени акции "Газпрома" будут устойчиво расти.

Вопросы и комментарии присылайте по адресу: expert@ngfr.ru.



Обсудить в форуме Версия для печати



 Дизайн сайта разработан di Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только с указанием ссылки на сайт Нефть, газ и фондовый рынок Сайт основан 20 января 2005 года