Нефть, газ и фондовый рынок Нефть, газ и фондовый рынок  

Новые темы на форуме:
○ Youth Justin Pugh Jersey
(Ответов: 0) - chenyan94

○ Authentic Leon Hall Jersey
(Ответов: 0) - chenyan94

○ Youth Terrell McClain Jersey
(Ответов: 0) - chenyan94

○ Tavon Wilson Jersey
(Ответов: 0) - chenyan94

○ s on Wednesday, they were bes
(Ответов: 0) - lebaobei123



Rambler's Top100


Беседа №5. Реформа "Газпрома"

09 сентября 2005 года

Реформа "Газпрома". Изменения в структуре "Газпрома", необходимость выделения транспортной составляющей. Создание "Трансгаза" по подобию "Траснефти" и "Транснефтепродукта". Развитие конкуренции в газовой отрасли. Независимые газовые компании - "Итера" и "НОВАТЭК".

Инвестор: Мы с тобой уже давно собираемся обсудить реформу «Газпрома». В связи с тем, что государство возвращает себе контроль над Газпромом, эта тема становится еще более актуальной. Расскажи, пожалуйста, почему назрела реформа? Что там вообще нужно реформировать?

Аналитик: Во-первых, у «Газпрома» очень сложная структура активов. Он представляет некое нагромождение предприятий, зачастую технологически не связанных между собой. Как минимум, нужно выстроить чёткую структуру – вот добывающие предприятия, вот перерабатывающие, вот сбытовые. Все остальное необходимо «вынести за скобки».

Инвестор: В журнале Форбс я недавно прочел, что «Газпром» – второй по величине в России владелец сельскохозяйственных угодий. То есть «Газпром» каким-то образом собрал огромное количество земель и т.д. Скупал он их, или каким-то другим способом ими обзавелся, в статье написано не было.

Аналитик: Не скупал он земли. Они достались ему ещё при Советской власти.

Инвестор: То есть поля, свинарники, коровники и тому подобное?

Аналитик: Именно так. И вопрос даже не в том, нужно ли компании владеть этими активами или нет. Главное – отделить их от основного бизнеса. А потом пусть менеджмент «Газпрома» решает, что с ними делать дальше.

Инвестор: Чтобы повысить управляемость?

Аналитик: Конечно. Следует разработать программу управления непрофильными активами. Такие активы, возможно, будут приносить пользу компании. «ЛУКОЙЛ», например, пару лет назад увлёкся распродажей своих непрофильных активов, но на определенном этапе менеджеры передумали, и часть активов была снята с продажи. Видимо, посчитали, что выгоднее будет продолжать владеть ими. В основном это транспортные компании. Денег за них много не давали, а вроде бы они не так уж и бесполезны для «ЛУКОЙЛа» – обслуживают транспортировку грузов компании. Может быть, и какие-то сельскохозяйственные угодья «Газпрома» в каких-то районах тоже могут приносить высокую прибыль. Но в любом случае они должны быть отделены от добывающих структур. Это необходимо для того, чтобы четко можно было посчитать себестоимость добычи газа и нефти. Не должно быть внутри добывающих предприятий каких-то подразделений, занимающихся свиноводством или, скажем, выпуском газет. Желает «Газпром» владеть прессой – пусть владеет, но отдельно от основного бизнеса. Сейчас, если дочерние предприятия «Газпрома» кроме основного бизнеса занимаются еще какими-то непрофильными видами деятельности, то в отчётности всё это смешивается и невозможно понять где затраты на непосредственно добычу газа, а где затраты на средства массовой информации. «Газпрому» принадлежит более ста региональных газет.

Инвестор: И «Газпрому» по идее СМИ не особо нужны. Компания, которая продает свои продукты или услуги конечному потребителю может с помощью СМИ продвигать их на рынок. А «Газпрому»-то чего продвигать? Ни у крупных потребителей газа ни у населения выбора нет. Газ можно покупать у «Газпрома» и только у «Газпрома».

Аналитик: Согласен с тобой.

Инвестор: Все видели рекламные ролики «Газпрома», которые непонятно что рекламируют. Рекламные ролики «ЛУКОЙЛа», «ТНК-BP» или «ЮКОСа» рекламируют их продукты – масла и топливо.

Аналитик: Да, несомненно, что потребитель увидев рекламу, может изменить свое мнение о продукте и приобрести его. Скажем, автомобилист предпочтет заправляться на бензоколонках «ЛУКОЙЛа» или ТНК, а не «Сибнефти». Рынок масел и топлива конкурентный, чего не скажешь о рынке газа. Подводя итог вышесказанному, на первом этапе весь непрофильный бизнес должен быть, отделён от основного, для того чтобы можно было посчитать эффективность работы компании. Чтобы представлять, какова себестоимость добычи газа. Сейчас себестоимость добычи искажается за счёт расходов на непрофильные активы. Если мы рассматриваем, например, добывающее предприятие, надо чётко знать, сколько оно тратит на разведку месторождения, на его эксплуатацию, но не учитывать расходы на газеты, на сельскохозяйственные угодья и так далее. Сейчас «Газпром» требует, чтобы правительство подняло внутрироссийскую цену на газ. Компания утверждает, что расходы на добычу сильно выросли. Но при текущей структуре «Газпрома» совершенно невозможно посчитать, на сколько именно, выросли расходы на добычу газа.

Инвестор: А кроме определения себестоимости продукции, какие ещё могут быть задачи?

Аналитик: Очень важно выделить из «Газпрома» транспортную составляющую. На основе транспортных активов должна быть создана отдельная компания, все акции которой будут принадлежать государству.

Инвестор: Наподобие «Транснефти»?

Аналитик: Именно! Некий такой «Трансгаз». В России сейчас есть две госкомпании, занимающиеся транспортировкой углеводородов – «Транснефть» и «Транснефтепродукт». Опыт показывает, что они очень хорошо справляются со своими функциями. Несмотря на относительно невысокий уровень тарифов на транспортировку, компании получают прибыль, которую вкладывают в поддержании трубопроводной системы в исправном состоянии, а также в расширение мощностей. Если у российских нефтяных компаний появляется нужда в новых маршрутах экспорта, то они прокладывают новые трубопроводы. Модернизируют существующую трубопроводную систему в рамках своих возможностей. Любая российская компания, которая хочет транспортировать свою нефть по трубопроводам «Транснефти», просто строит трубу до магистрали к ближайшему узлу учёта «Транснефти» и сдает там своё сырьё. Ни одна компания не испытывает серьезных проблем со сдачей своей нефти в систему «Транснефти». Обеспечен полностью равноправный доступ к транспортной системе, кто бы не являлся поставщиком сырья – хоть «ЛУКОЙЛ», хоть какая-нибудь маленькая компания. Это происходит потому, что «Транснефть» не зависит ни от одной компании и подотчётна только государству. Её задача – обеспечивать транспортировку нефти. Государству выгодно, чтобы все компании развивались, и расширялась сеть трубопроводов.

Инвестор: Про «Транснефтепродукт» я впервые слышу.

Аналитик: Это компания, владеющая и управляющая сетью продуктопроводов.

Инвестор: Большая?

Аналитик: Поменьше, чем «Транснефть». Потому что в отличие от нефти, которая в основном представлена одним сортом – Urals, ассортимент нефтепродуктов гораздо шире. Одного дизтоплива существует несколько сортов, а про бензины и говорить нечего.

Инвестор: Сложно получается транспортировать?

Аналитик: Да. Вообще при создании «Транснефтепродукта» в первую очередь решались стратегические и военные задачи. Он был задуман для обеспечения бесперебойных поставок горючего Советской армии и войскам наших союзников из Варшавского блока. Это обусловило схему расположения продуктопроводов. Например, вокруг Москвы проложен кольцевой трубопровод, соединяющий ряд крупных нефтебаз. А московское кольцо соединено с магистральными трубопроводами, идущим по всей стране. В случае войны или каких-то других серьезных катаклизмов Москва может снабжаться топливом по подземной трубе. И не только с ближайшего Рязанского НПЗ. К системе подключены заводы в Татарстане, Башкирии, даже Омский НПЗ! Несомненно, при проектировании «Транснефтепродукта» учитывался опыт, полученный в ходе Великой Отечественной Войны. В осажденный Ленинград нефтепродукты сначала поставлялись по Дороге Жизни, по льду Ладожского озера. Машины нередко попадали под обстрел врага. Весной, когда лёд растаял, был построен подводный трубопровод по дну Ладожского озера. И сразу снабжение города топливом стало налаживаться. По трубе качать топливо гораздо удобнее, чем возить автомобилями.

Инвестор: Строить этот трубопровод, наверное, непросто было?

Аналитик: Строили его под бомбежками, в ночное время суток, чтобы немцы не догадались. Очень сложно было… Но! Если бы такая труба была бы построена до войны – ситуация была бы совсем другой. Этот опыт учли, после войны была построена сложная сеть трубопроводов для основных видов нефтепродуктов – бензина и дизтоплива. Впоследствии были проложены ветки в дружественные нам восточноевропейские страны и во все стратегически важные республики бывшего СССР (в Прибалтику, на Украину, и в Белоруссию). В случае военных операций на западе страны можно обеспечивать армию поставками топлива с Урала и Западной Сибири. Недавно «Транснефтепродукт» на выставке продемонстрировал общественности устройство для осуществления экстренной врезки в трубопровод. Такими устройствами располагает Министерство обороны. Механизм размером с небольшой чемоданчик позволяет подключаться к магистральному трубопроводу таким образом, чтобы не происходило разлива топлива. То есть в любом месте вдоль трубы при необходимости армия может осуществить такую врезку в трубопровод и заправлять военную технику прямо в полевых условиях. Однако эту систему кроме чисто стратегических нужд можно использовать для коммерческих целей, поскольку перекачивать нефтепродукты по трубе гораздо выгоднее, чем возить их автомобильным или железнодорожным транспортом.

Инвестор: Понятно, что раз уж построили, то само собой её выгоднее использовать, чем просто оставить ржаветь.

Аналитик: Разница в стоимости транспортировки по трубе и по железной дороге – в несколько раз. Правде, по системе «Транснефтепродукта» перекачивается только низкокачественное топливо.

Инвестор: Почему?

Аналитик: Потому что его качество от этого точно не ухудшится, а характеристики дорогого качественного топлива могут пострадать.

Инвестор: от смешения его с продукцией других поставщиков?

Аналитик: Разработаны методики, позволяющие избежать смешивания нефтепродуктов. «Транснефтепродукт» проводил презентации, демонстрирующие, что по одной трубе можно перекачивать и 76-й бензин и 92-й, создавая между ними что-то вроде воздушной пробки. Топливо не смешивается, и его характеристики остаются неизменными. Но нефтяники пока еще не очень верят в это. Нефтяные компании, по крайней мере, выпускающие нефтепродукты качеством выше среднего, предпочитают возить топливо автомобильным и железнодорожным транспортом. А низкосортное горючее поступает в систему «Транснефтепродукта». - Почему бы не сэкономить на транспортировке?

Инвестор: Мне кажется, что мы немного уклонились в сторону от реформы «Газпрома».

Аналитик: Да, уклонились. Но, по крайней мере, теперь мы разобрались с трубопроводным транспортом. Это пригодится нам в дальнейшем.

Инвестор: Мы остановились на том, что необходимо выделить из «Газпрома» транспортную составляющую.

Аналитик: Да, сейчас я объясню, почему это так важно. Сейчас нефть и нефтепродукты транспортируются по трубам государственными компаниями. И многолетний опыт работы этих компаний показывает, что они неплохо справляются с этой задачей. В случае с «Газпромом» мы наблюдаем следующее – вся сеть российских газопроводов принадлежит ему. То есть газотранспортная сеть страны принадлежит одной компании, которая одновременно занимается добычей и сбытом газа. Это приводит к тому, что независимые производители не могут получить доступ к магистральным трубопроводам. На протяжении многих лет правительство пытается принимать законы, обеспечивающие независимым компаниям право доступа к газопроводной системе «Газпрома». Много принято законов, постановлений, нормативных актов, но на текущий момент практически ничего не изменилось. Вот пример – «Итера» подготовила Береговое месторождение к вводу в эксплуатацию 2003 году. Но до сих пор «Итера» не может договориться с «Газпромом» о приёме газа, компания вынуждена добывать газ и сжигать в факелах.

Инвестор: Подожди, как это добывать и сжигать?! – Может проще скважины пробками какими-нибудь заткнуть?

Аналитик: Ну разумеется, что добыча ведётся на уровне технологически возможного минимума. Но скважины пробурены, газ начал поступать из пластов. Это и называется «подготовка месторождения к вводу в эксплуатацию». Однако газ не нефть – его в цистернах не вывезешь. Если нельзя поставлять его потребителям, то выхода только два: использовать на собственные нужды или сжигать в факеле.

Инвестор: И никаких подвижек в этом вопросе не видно?

Аналитик: А какие могут быть подвижки в споре монополиста с конкурентом? По мнению «Газпрома», «Итера» вроде бы не выполнила что-то из выставленных условий. «Итера» утверждает, что вроде бы договорилась с «Газпромом» о том, что он будет принимать газ в свою систему, иначе бы она не стала разрабатывать месторождение. Но факт остается фактом – газ с Берегового не поступает потребителям.
Второй пример – «ЛУКОЙЛ» подписал соглашение с «Газпромом» о том, что «Газпром» будет покупать у «ЛУКОЙЛа» газ с Находкинского месторождения. Конечно, любой компании было бы удобнее, чтобы «Газпром» оказывал только транспортные услуги, доставлял газ до потребителя. А потребителя лучше искать самостоятельно, тогда и цена будет повыше. «Газпрому» невыгодно создавать себе конкурентов, поэтому он согласился лишь покупать газ у «ЛУКОЙЛа» на своём узле учёта. Согласовали цену, подписали долгосрочный контракт. Осенью 2005-го этот договор должен вступить в силу. Однако, на Находкинском не только газ залегает, но и нефть. На языке профессионалов это называется месторождением с высоким газовым фактором. «ЛУКОЙЛ» спешил ввести Находкинское в эксплуатацию, пока цены на нефть высоки. Весной компания начала добычу. В конце зимы «Газпром» покупал небольшие количества газа у «ЛУКОЙЛа». Но к лету потребление газа упало, и «Газпром» отказался его брать. Соглашение с осени вступает в силу – вот осенью и будем покупать. А до осени можете делать со своим газом что хотите. Таких примеров можно привести много. «Газпром» заставляет мелкие компании продавать ему газ по цене, которую он сам назначает. Да что говорить про мелкие, если он «ЛУКОЙЛ» смог уломать! Хотя «ЛУКОЙЛ» выторговал себе условия лучше, чем для других поставщиков. У «ЛУКОЙЛа» «Газпром» берёт газ по 22,5 доллара за 1000 кубометров. Притом, что сам «Газпром» поставляет газ на экспорт в Европу по 200 долларов за 1000 кубометров. В Прибалтику по 90 долларов за 1000 кубометров. То есть «Газпром» считает, что покупка газа по 22,5 доллара обеспечивает ему минимальную прибыльность операций. Другие компании сдают газ «Газпрому» ещё дешевле. Даже внутри России можно найти потребителей газа, которые готовы покупать его, скажем, по 60 долларов. Но независимые компании не имеют возможности поставлять газ этим потребителям. Скажем, потребители газа хотят его покупать. Независимые поставщики газа хотят его продать. Но транспортировку газа можно осуществлять только по трубам «Газпрома». А «Газпрому» не выгодно хорошего потребителя отдавать конкурентам.

Инвестор: То есть фактически Газпром подмял под себя транспортную систему. В ущерб так сказать…

Аналитик: …всей газовой отрасли России. Трубу для транспортировки газа независимые поставщики проложить не могут. Потому что по закону трубопроводы должны находится в собственности «Газпрома». То есть даже построить магистральный трубопровод нельзя! Есть производитель, есть потребитель, но между ними можно прокачать газ только при наличии соглашения с «Газпромом».

Инвестор: Я так понимаю, что правительство пытается эту ситуацию исправить, но не получается?

Аналитик: Существует закон, по которому «Газпром» обязан обеспечить транспортировку газа. Но в законе есть оговорка – «при наличии технических возможностей». И вот эта оговорка позволяет «Газпрому» уклонятся от транспортировки газа независимых поставщиков. В Газпроме говорят «нет технических возможностей осуществлять транспортировку газа в этом направлении». Независимый поставщик не может доказать наличие таких возможностей даже в судебном порядке. Технические возможности – это очень сложная категория. То они есть, то их нет. Ими можно манипулировать. Отключил пару насосов – вот и уменьшились технические возможности. В случае с нефтью и нефтепродуктами такое невозможно. «Транснефть» и «Транснефтепродукт» обеспечивают все условия для пропорционального и прозрачного доступа к транспортной системе. «Транснефть» и «Транснефтепродукт» за свои услуги получают деньги от поставщиков и им выгодно наращивать объём транспортировки. Чем больше качают по трубе, тем им лучше. Более того, сейчас «Транснефть» стала очень гибко работать с нефтяными компаниями. Бывает так: компания очень хочет поставлять свою нефть из какого-то конкретного места, где у «Транснефти» действительно нет технических возможностей осуществить транспортировку. Тогда «Транснефть» предлагает заключить специальный договор, согласно которому компания будет платить за прокачку нефти на этом участке больше, чем установленный государством тариф, а также гарантирует загрузку трубопровода на протяжении определенного периода. Если поставщик согласен – «Транснефть» прокладывает новую трубу. То есть эти вопросы решаются и сейчас в России есть несколько участков, которые работают на таких условиях. Если нефтяным компаниям выгодно поставлять нефть даже при более высоких тарифах, то они могут договориться об этом с «Транснефтью». А в газовой отрасли это невозможно. С «Газпромом» не договориться. Тарифы на транспортировку для него – копейки, гораздо выгоднее устранить конкурента или заставить его отдавать свой газ «Газпрому» за бесценок.

Инвестор: Значит, основные задачи реформы ОАО «Газпром» – это наведение порядка в структуре активов, а также выделение трубопроводной составляющей и передача её государству.

Аналитик: Глава «Сургутнефтегаза» Владимир Богданов как-то заявил, что за короткий период времени компания может вдвое-втрое увеличить добычу газа, если будет обеспечена возможность транспортировки добытого газа потребителю.

Инвестор: А ведь действительно, компания, которая называется «СургутнефтеГАЗ», должна не только нефть добывать!

Аналитик: Да, у «Сургутнефтегаза» очень много газовых месторождений. Сейчас «Сургутнефтегаз» идёт по пути строительства собственных мини-электростанций поблизости от промыслов. Каждый год он вводит по нескольку штук таких электростанций. Электроэнергия в основном используется для собственных нужд или для снабжения небольших городов и поселков поблизости от месторождений. Но понятно, что если есть рядом настоящая промышленная электростанция, то лучше газ туда поставлять. Она гораздо эффективней будет производить электричество. Для обеспечения электроэнергией отдаленных промыслов имеет смысл строить свои энергоблоки, а в промышленных масштабах гораздо выгоднее поставлять газ РАО ЕЭС.

Инвестор: Тогда коротенький вопрос, который может быть относится не совсем к теме нашей беседы, но тут есть некоторое подобие. Реформа РАО ЕЭС тоже заключается в выделении системы электропередачи?

Аналитик: Да, из структуры РАО ЕЭС тоже предполагается выделить сетевую компанию. Отрасль может динамично развиваться только в том случае, если транспортная компания не принадлежит ни одному из участников рынка. Транспортная компания должна быть независимой и государственной. Она должна работать в интересах государства. А государству выгодно развитие всех предприятий, вне зависимости от их владельцев. И с «Газпромом» должно быть то же самое. Только выделение транспортной составляющей позволит избежать нынешней ситуации, когда независимые поставщики вынуждены либо сжигать газ, либо пытаться его использовать поблизости от мест добычи, строя мелкие электростанции. Иначе приходится отдавать газ за бесценок «Газпрому». Расценки у Газпрома 10-20 долларов за 1000 кубометров. Даже внутри России газ можно продавать по цене $50 долларов за 1000 кубометров. Прибалтика берет газ по 90 долларов. Европа - по 200 долларов. Добавлю ещё, что потенциальные российские поставщики газа сейчас его сжигают, а «Газпрому» приходится закупать газ у Туркмении, у Узбекистана, у Казахстана, да у кого угодно, потому что ему не хватает ресурсов для выполнения взятых на себя обязательств. На таких условиях в России никто не хочет наращивать добычу. Вот простой пример - недавно произошедшая история с «Нортгазом». Да, можно говорить, что когда-то «Нортгаз» был частью «Газпрома», что сейчас «Газпром» на самом деле не отнял собственность у владельцев, а вернул свой актив. Но такие вопросы должны решаться в судах, а «Газпром» предпочёл просто прекратить прием газа у «Нортгаза». И «Нортгазу» ничего не оставалось как сдаться. Дело «Нортгаза» можно по разному оценивать, но очевидно, что точно также «Газпром» может поступить с любой другой компанией, мотивируя свои действия необходимостью включить эту компанию в состав «Газпрома». «Газпром» может просто прекратить приём газа и тогда собственникам независимой компании придётся доказывать, что «Газпром» нарушает закон о доступе к газотранспортной системе. Это может произойти также, как в случае с «Итерой».

Инвестор: «Итера» вроде раньше с «Газпромом» вполне ладила?

Аналитик: Да, было такое, но года три назад дружба закончилась. «Итере» было предложено вернуть «Газпрому» значительную часть своих активов. «Итера» подчинилась, так как с «Газпромом» невозможно спорить. Сильно уменьшился масштаб «Итеры» – в разы. «Итера» устояла, но ситуация с Береговым месторождением показывает, что не все у неё ладно. Вместо того чтобы получать доходы от эксплуатации месторождения, «Итера» несет убытки. В период рекордно высоких цен на энергоносители! Вывод такой: «Газпром», если ему так хочется, может владеть непрофильными активами. Он может вести неэффективную деятельность. Он может тратить деньги на что угодно. Но это все должно быть сосредоточено внутри одной компании. Он ни в коем случае не должен наносить вред остальным участникам рынка. А сейчас получается, что расходы «Газпрома» оплачивает множество мелких независимых производителей газа, и нефтяные компании. Вот этого, конечно, быть не должно. Для этого транспортный бизнес «Газпрома» должен быть отделён от компании. С газом ведь ещё сложнее, чем с нефтью и нефтепродуктами – газ можно транспортировать только по трубам. Если вдруг какая-то независимая компания потеряет возможность перекачивать нефть по системе «Траснефти» – она всегда сможет вывезти нефть в цистернах по железной дороге. Построить нефтеналивную эстакаду (это не очень дорого) и возить сырьё железнодорожным транспортом. Это, конечно, дороже, но это все-таки выход есть. В случае временных затруднений с транспортировкой можно построить ёмкости для хранения нефти. А с газом такой возможности нет! Хранить его практически невозможно. Кстати, с электричеством ситуация очень похожа.

Инвестор: Семь миллиардов долларов получит «Газпром» за недостающий государству пакет акций. Какая судьба ожидает эти деньги?

Аналитик: «Газпром» за свои акции получит от государства 7 миллиардов долларов в течение года. Трём миллиардам уже найдено применение. Поскольку это будут не акции новой эмиссии, а бумаги, находящиеся на счетах дочерних структур, при их продаже у «Газпрома» возникает прибыль. Соответственно, должен быть уплачен налог на прибыль. Это составит 1 миллиард долларов. Второе – «Газпром» просил поднять ему тарифы на газ, поставляемый на внутренний рынок. Сначала правительство было готово пойти навстречу и приподнять тарифы, но сейчас решили, что раз «Газпром» получает столько денег разом, то нет необходимости в увеличении внутренних цен. Соответственно, в 2005 году убытки «Газпрома» от поставок на внутренний рынок достигнут 30 миллиардов рублей – это второй миллиард. Ну и третье – Путин поставил условие перед «Газпромом» - потратить 1 миллиард долларов на газификацию российских регионов.

Инвестор: «Газпром» в своих телевизионных роликах всем рассказывает, как он Россию газифицирует. Вот пусть делом и подтвердит.

Аналитик: Конечно, с точки зрения страны это крайне полезное дело. Населению нужно подвести газ. Но с точки зрения частных акционеров «Газпрома» ситуация выглядит по-другому. Мало того, что придется потратить миллиард на развитие распределительной сети, так это ещё приведёт к увеличению продаж газа по ценам ниже себестоимости.

Инвестор: Тогда возникает такой вопрос: если сделать свободным внутрироссийский рынок газа, не устанавливать тарифы на государственном уровне - это положительно скажется на российской экономике? Ну, поднимется цена на газ скажем в два раза. А может быть и не так сильно?

Аналитик: Может и в три раза поднимется.

Инвестор: Но зато это будет реальная цена газа. Станет развиваться газодобывающая отрасль. Не будет никаких перекосов, дотаций, перекрёстного субсидирования. Соответственно, меньше будет причин для злоупотреблений. Месторождения у нас рядом, соответственно пути транспортировки газа корче. Одно дело, когда газ в Германию или Турцию надо перекачивать, а ведь российский потребитель рядом.

Аналитик: Либерализация рынка газа тоже упирается в реформу «Газпрома». Государственное вмешательство должно постепенно ослабевать, и в перспективе цены на газ должны, как минимум, быть выше себестоимости. Сейчас же непонятно – какая у «Газпрома» себестоимость добычи газа, потому что «Газпром» в издержки на разработку месторождений норовит включить издержки на содержание СМИ, сельскохозяйственную деятельность и так далее.

Инвестор: По идее они должны приносить прибыль – все эти газеты и журналы.

Аналитик: Ну, пресса вряд ли приносит прибыль, во всяком случае, напрямую. Скорее она даёт политическое влияние. Прибыль может приносить желтая пресса, а не отраслевые журналы типа «Вопросы применения короткофакельных горелочных устройств». В любом случае, все свои дополнительны расходы «Газпром» пытается показать как издержки на основную деятельность. Чтобы поднимать цены нужно знать, какие у «Газпрома» действительные издержки на добычу. Это ведь очень болезненный процесс для промышленности. И ещё - чтобы цены на газ были свободные, должна быть свободной торговля. Как можно сделать свободными цены, если на рынке будет действовать один монополист, к тому же контролирующий всю транспортную систему? Возвращаясь к РАО ЕЭС: чтобы получившийся в результате реформы рынок был конкурентным, РАО ЕЭС будет разделено на шесть ОГК и несколько ТГК. Когда их будет много, возникнет конкуренция, можно будет определить реальную цену электричества. А если на рынке будет одна единственная компания - как возникнет конкуренция? Она сразу же задерёт цену до небес! С нынешним «Газпромом», с его запутанной и непрозрачной структурой, ни о каком свободном рынке не может быть и речи. Так что сначала реформа, а потом уж свободные цены.

Инвестор: Расскажи, коротко - что такое «НОВАТЭК» и откуда он взялся?

Аналитик: «НОВАТЭК» вырос из компании «Новафининвест». «НОВАТЭК» добывает в основном газ, у них есть также и нефтяные месторождения, но нефти там добывается немного – порядка 2 миллионов тонн в год. А вот газ «НОВАТЭК» добывает в значительном объёме – второй после «Газпрома» и первый среди независимых производитель газа. Совсем недавно, в мае этого года, «НОВАТЭК» построил собственный завод по стабилизации газового конденсата в Пуровске. В ближайших планах – строительство своего порта для отгрузки продукции Пуровского завода. Подробнее о компании можно прочитать в ЭНЦИКЛОПЕДИИ НГФР.

Инвестор: Очень дорогие у них акции.

Аналитик: Да, акции дорогие. Чтобы они были ликвидны необходимо осуществить процедуру дробления. В общем, необходимо следить за «НОВАТЭКом», у него есть неплохой потенциал роста.

Инвестор: Ну что же. Я из этой беседы узнал много для себя нового. Надеюсь, что и нашим читателям она покажется интересной. Спасибо!

Вопросы и комментарии присылайте по адресу: expert@ngfr.ru.


Читайте также:
   ○ Газнефтьэнергопром
   ○ Рекомендации по акциям ОАО "НОВАТЭК" (Рекомендации)
   ○ НОВАТЭК (Энциклопедия НГФР)
   ○ "Газпром" и BASF обменялись активами
   ○ Рекомендации по акциям ОАО "Газпром" (Рекомендации)

Обсудить в форуме Версия для печати



 Дизайн сайта разработан di Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только с указанием ссылки на сайт Нефть, газ и фондовый рынок Сайт основан 20 января 2005 года