Нефть, газ и фондовый рынок Нефть, газ и фондовый рынок  

Новые темы на форуме:
○ Chicago Bulls Jersey
(Ответов: 0) - zhoumin1245

○ Scooter Gennett Womens Jersey
(Ответов: 0) - zhoumin1245

○ Wholesale Max Scherzer Jersey
(Ответов: 0) - zhoumin1245

○ George Brett Jersey
(Ответов: 0) - zhoumin1245

○ Rougned Odor Jersey
(Ответов: 0) - zhoumin1245



Rambler's Top100


Беседа №3. Нефтегазовый комплекс стран бывшего СССР

08 июня 2005 года

Нефтегазовый комплекс стран бывшего СССР. Чем он может быть интересен российским компаниям? Какая собственность принадлежит российским компаниям на Украине, в Белоруссии, Азербайджане, Казахстане, Литве?

Аналитик: Сегодняшняя беседа будет посвящена обзору ситуации в нефтегазовой отрасли стран бывшего СССР и интересам российских компаний в этих странах.

Инвестор: Отлично! Знаешь, я вопросы задам по ходу беседы потому что, как только ты начнешь рассказывать – они тут же появятся. С чего начнём?

Аналитик: Сейчас я коротко расскажу, чем интересны для нас страны бывшего СССР. Все интересы российских компаний в этих странах можно разделить на три области. Первая – добыча нефти и газа в этих странах, вторая – транспортировка нефти и газа по их территориями и третья – переработка сырья.

Инвестор: А продажа?

Аналитик: Как рынок сбыта нефти и нефтепродуктов соседние страны не так интересны, ведь, спрос и цены в Европе гораздо выше, чем скажем в Прибалтике или в Украине. Но так уж получилось, что Россия напрямую с Европой не граничит. И чтобы поставить сырьё или нефтепродукты, скажем, в Германию, приходится транспортировать их через Беларусь, через Украину или через Прибалтику. Поэтому, для экспортеров важна транспортная инфраструктура этих стран. Немаловажно также то, что в советское время самые лучшие нефтеперерабатывающие заводы строились за пределами России. Самый «свежий» НПЗ в России был построен в начале 70-х годов. А потом заводы строились в Казахстане, Литве. С распадом Советского Союза много перерабатывающих мощностей осталось за пределами России. Ну и, конечно, нашим компаниям интересны большие запасы нефти в странах, прилегающих к Каспийскому морю. Это Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. Российские компании стремятся принять участие в разработке месторождений Каспия потому что, эта местность находится относительно близко к рынкам сбыта. Скажем, из Азербайджана везти нефть в Европу, по крайней мере, в южную её часть, например в Италию, гораздо проще, чем из Восточной Сибири, с того же Талаканского месторождения. В Азербайджане существует необходимая инфраструктура – железные дороги, автомобильные дороги, линии электропередачи. Туда легко подвозить буровое оборудование и несложно вывозить добытую нефть. Все это улучшает экономику проектов по сравнению с освоением месторождений в Западной, а тем более в Восточной Сибири, где полностью отсутствует инфраструктура и требуется прокладывать дороги, ЛЭП, трубопроводы в тысячи километров длиной и так далее. Ну, а поскольку такой интерес существует, то за прошедшие годы российские компании сильно продвинулись в направлении стран бывшего СССР.

Инвестор: Я сразу вопрос хочу задать. Насколько я понял, у бывших республик Советского Союза оказалось много нефтеперерабатывающих мощностей, а нефть оказалась большей частью в России. – Так?

Аналитик: Ну, у кого как. Переработка осталась в Украине, Белоруссии и Прибалтике, а нефть – на Каспии. Поскольку строилось-то всё как единый комплекс, а новые границы его разрезали на части, некоторые страны, например Украина, стали весьма несбалансированными в отношении запасов сырья и перерабатывающих мощностей.

Инвестор: То есть там много НПЗ?

Аналитик: Да. Мало нефти и много заводов. Причём, мощности НПЗ Украины значительно перекрывают потребности страны в нефтепродуктах. Шесть заводов, способных переработать свыше 50 млн. тонн нефти в год, плюс небольшой завод во Львове. Если их полностью загрузить сырьём, то они произведут гораздо больше бензина и дизтоплива, чем нужно Украине.

Инвестор: Можно сказать, что фактически Украине повезло, потому что она эту нефтепереработку загрузит российской нефтью, или чьей-то ещё. И получится, что у украинцев будет, по крайней мере, занятие какое- то.

Аналитик: Занятие им обеспечено! Особенно в области поиска поставщиков сырья. Но кроме заводов, Украине и Белоруссии занятие обеспечено надолго ещё и потому, что они лежат между Россией и Европой. Они интересны в качестве транзитных стран, через них идут на Запад потоки российских нефти и газа.
Инвестор: А транзит много приносит?

Аналитик: Немало. Скажем, на транзите российского газа Украина зарабатывает около 1,5 миллиардов долларов в год. Доход от транзита нефти оценить сложнее - объём поставок сильно меняется от года к году. Но в любом случае, за каждую тонну нефти, прошедшую по украинскому трубопроводу 100 километров, российские компании платят 70 центов. Транзит вообще выгоден потому, что это форма оказания услуги. Страна качает чужую нефть, получает за это деньги, а своих ресурсов при этом не расходует. Довольно-таки выгодное занятие.

Инвестор: У меня вопрос по поводу каспийской нефти. Всё-таки есть там нефть или нет? Помнится, сначала говорили, что её там вроде бы миллиарды тонн, потом – вроде как гораздо меньше. Сейчас как считается - много там нефти или не очень?

Аналитик: Оценка запасов нефти на Каспии оказалась сильно преувеличенной. Не станет Каспийское море новым Персидским заливом. Уже несколько десятков проектов свернуто из-за того, что, либо ничего не нашли, либо обнаружили такие запасы, которые коммерчески невыгодно разрабатывать. Но, тем не менее, нельзя сказать, что там совсем ничего нет. Как часто бывает, реальность оказалась посередине между самыми оптимистичными и пессимистичными ожиданиями. На шельфе Каспия найдено несколько крупных месторождений нефти и газа. Например - блок Азери-Чираг-Гюнешли, который в Азербайджане называют «Проектом века». Естественно российским компаниям интересно принять участие в разработке каспийских месторождений, поскольку сохраняются историческая и культурная общности между Россией и соседними странами. Гораздо проще российским компаниям вести переговоры и договариваться с бывшими советскими республиками, чем скажем в каких-то далёких регионах. В конце концов, в Азербайджане, Туркменистане и Казахстане многие понимают русский язык. В Азербайджане, например, активно работает «ЛУКОЙЛ». Правда, в настоящее время он несколько сократил своё участие на этом направлении, выйдя из двух азербайджанских проектов – Азери-Чираг-Гюнешли и Зых-Говсаны. Они признаны неэффективными.

Инвестор: Как же так? Раньше они казались «ЛУКОЙЛу» выгодными, а теперь, когда нефть сильно
подорожала – стали неэффективными?

Аналитик: В этих двух случаях у компании были совершенно разные мотивы для выхода из проекта. В консорциуме по разработке блока Азери-Чираг-Гюнешли «ЛУКОЙЛ» владел небольшой долей - всего 10%. Это и стало главной причиной. В «ЛУКОЙЛе» решили, что наступил подходящий момент, пока цены на углеводородное сырьё высокие. И «ЛУКОЙЛ» продал долю в Азери-Чираг-Гюнешли гораздо дороже, чем покупал, по этому в целом его участие в этом проекте можно назвать успешным. С блоком Зых-Говсаны ситуация другая – там добыча нефти оказалась невыгодной даже при нынешних ценах. Зых-Говсаны находится в эксплуатации уже лет сто, и остаточные запасы не так высоки. В дополнение Азербайджан потребовал от «ЛУКОЙЛа» провести экологическую реабилитацию территории, вычистить всю грязь, которую там оставили за многие десятилетия. По оценкам «ЛУКОЙЛа», только на восстановление экологии на блоке Зых-Говсаны потребуется вложить $100 млн., а ещё нужно немало средств, чтобы осуществлять промышленную добычу нефти с истощенных месторождений.

Добыча нефти и газа в прикаспийских странах
в 2004 году
  Нефть
(млн тонн)
Газ
(млрд куб. м)
Азербайджан 15,5 5,0
Казахстан 59,2 20,5
Туркменистан 10,0 58,6
Инвестор: Так что же это получается? «ЛУКОЙЛ» вёл переговоры, платил деньги за лицензии, а в дальнейшем оказалось, что проект невыгоден. Он что, эти деньги потерял?

Аналитик: Да, про проекту Зых-Говсаны «ЛУКОЙЛ» понёс какие-то убытки. Но не очень большие, так как реальной работы на участке почти не велось, шли лишь переговоры. Фондовый рынок, кстати, благоприятно воспринял новость о разрыве соглашения по разработке Зых-Говсаны. Этот разрыв соглашений показывает, что «ЛУКОЙЛ» старается отсекать все проекты, которые сомнительны с точки зрения прибыльности.

Инвестор: Так может лучше их вообще не затевать?

Аналитик: Конечно, лучше не затевать. Но, если уж произошла ошибка, то пока не было серьезных капиталовложений лучше выйти из проекта и не увеличивать убытки. Вообще говоря, в отношении Каспия пока все же больше ожиданий, чем реальной отдачи. Интерес есть, но сейчас более осторожно компании подходят к этому вопросу. Прошла та эйфория, которая была в 90-х годах прошлого века. Но, несомненно, на Каспии будет вестись добыча. Кстати есть еще и российская часть Каспия.

Инвестор: Там тоже есть залежи?

Аналитик: Есть в районе Астрахани. «ЛУКОЙЛ» ведёт их разработку.

Инвестор: Беспокоит меня ситуация на Украине. Может там случиться передел собственности. Да он там, наверное, уже идёт.

Аналитик: Украина сейчас основной поставщик новостей из ближнего зарубежья. И новости не очень хорошие для российских компаний. Вполне возможен передел собственности и пересмотр ранее заключенных соглашений. Чем для нас интересна нефтегазовая отрасль Украины? Конечно, не своими месторождениями нефти и газа. Они там есть, их несколько сотен, но все они относятся к категории мелких. Что-то более-менее значимое есть в Крыму и Полтавской области. В год добывается около 4 миллионов тонн нефти. По российским масштабам это мелочь. Гораздо больший интерес представляют нефтеперерабатывающие заводы, оставшиеся на Украине со времён Советского Союза. Украина располагает шестью мощными НПЗ.

Инвестор: Давай называй их по порядку.

Завод Объём поставок нефти в I квартале 2005 года
(тыс. тонн)
Лисичанский НПЗ 1561,0
Украина 24,0
Россия 1537,0
Кременчугский НПЗ 1557,4
Украина 253,4
Россия 1304,0
Херсонский НПЗ 568,7
Россия 568,7
Одесский НПЗ 520,0
Россия 520,0
Дрогобычский НПЗ 442,4
Украина 87,3
Россия 355,0
Надворнянский НПЗ 345,9
Украина 236,9
Россия 108,9
Всего 4995,4
Украина 601,6
Россия 4393,6
Аналитик: Кременчугский, Лисичанский, Одесский, Херсонский, Дрогобычский и Надворнянский НПЗ. Еще есть несколько мелких предприятий, но они не способны производить нефтепродукты, отвечающие современным требованиями по качеству. Мини-заводы в основном выпускают солярку и низкооктановый бензин, который потребляют местные аграрии. Поскольку эти предприятия ориентированы на местных потребителей, мы не будем их рассматривать. Шесть «больших» заводов способны перерабатывать около 60 миллионов тонн нефти в год. Реально же на них перерабатывается немногим более 20 миллионов тонн нефти в год, из которых 19,5 миллионов поставляется из России. Остальное сырьё идёт из Казахстана и с собственных месторождений Украины. Неудивительно, что при такой структуре поставщиков украинские заводы стали постепенно переходить в собственность российских компаний. Самый крупный на Украине Кременчугский НПЗ купила «Татнефть», второй по величине Лисичанский НПЗ приобрела ТНК. Херсонский НПЗ был куплен совместно казахской госкомпанией «КазМунайГаз» и российской «Группой Альянс». Причём «КазМунайГаз» не проявил интерес к управлению заводом, передав оперативный контроль над ним «Группе Альянс». Впоследствии «КазМунайГаз» обратился к россиянам с предложением выкупить у него пакет акций завода. «ЛУКОЙЛу» достался средний по размерам Одесский НПЗ, имеющий выгодное географическое положение - рядом находится крупный морской порт. В собственности Украины остались лишь два небольших завода - в Львовской и Ивано-Франковской областях – это Дрогобычский и Надворнянский НПЗ. Наверное, это связано с тем, что на западе Украины не очень доброжелательно относятся к инвесторам из России.

Инвестор: Давай сделаем маленькое отступление. «Группа Альянс» – что это вообще такое?

Аналитик: Вкратце, «Группа Альянс» была основана Зией Бажаевым. Откуда взялось название? Зия Бажаев имел хорошие отношения с главами администраций многих регионов и «Альянс» объединил интересы региональных администраций. Начиналось всё с того, что «Альянс» пытался управлять различной региональной собственностью и довольно-таки хорошо себя показал.

Инвестор: А что значит «собственностью управлять»? – Это к нефтянке имеет отношение?

Аналитик: Разными предприятиями приходилось управлять - сельское хозяйство, транспорт, лёгкая промышленность... Но самыми прибыльными, конечно, были предприятия ТЭК. Зия Бажаев обратил на себя внимание в качестве хорошего антикризисного управляющего, и «Группу Альянс» в разное время приглашали преодолевать кризис в «Сиданко» и «Роснефти». Деньги, получаемые от управления собственностью, «Альянс» вкладывал в покупку различных активов, в основном нефтяных. «Группа Альянс» приобрела несколько небольших добывающих компаний и перерабатывающий завод на Дальнем Востоке - Хабаровский НПЗ. Видя эффективность работы «Группы Альянс», «КазМунайГаз» предложил «Альянсу» управлять Херсонским НПЗ, разрабатывать план модернизации завода, стратегию его развития и т.д.

Инвестор: Но ведь Зия Бажаев погиб...

Поставка нефти на украинские НПЗ в I квартале 2005 года Аналитик: Зия Бажаев погиб, но «Альянс» возглавил его брат Муса Бажаев. Сейчас «Альянс» продолжает существовать, управляя нефтегазовыми активами, как в России, так и на Украине. Итак - возвращаемся к Украине. Четыре самых лучших НПЗ страны оказались под контролем российских компаний. За прошедшее время россияне вложили средства в модернизацию этих предприятий, что привело к увеличению глубины переработки сырья, расширению ассортимента выпускаемой продукции, повышению её качества. В совокупности с гарантированными поставками сырья их России эти факторы привели к значительному улучшению финансового положения предприятий. Разница между ними и двумя оставшимися без стратегических инвесторов Дрогобычским и Надворнянским НПЗ со временем только растёт, что вызывает вполне понятную зависть со стороны государственных органов Украины. Ещё при Кучме возникла идея создания государственной украинской нефтяной компании. Новая власть горячо поддержала эту идею.

Инвестор: Могут какой-нибудь из «российских» заводов отнять?

Аналитик: Совсем недавно председатель правления госкомпании «Нефтегаз Украины» Алексей Ивченко заявил о необходимости как можно скорее вернуть в государственную собственность Лисичанский и Кременчугский НПЗ. По его словам, акции этих заводов были «фактически украдены у государства». Напомню, об этом сказал глава государственной компании, вряд ли он выражал своё частное мнение. Так что опасность деприватизации действительно есть. Причём, если власть будет руководствоваться формулировкой «фактически украдены у государства», то нынешние собственники заводов не смогут рассчитывать на получение какой-либо компенсации. Владельцем Лисичанского НПЗ является ТНК-BP, так что отнять его будет не так-то просто. Украина явно не заинтересована портить отношения с западными инвесторами в лице BP.

Инвестор: У «Татнефти» отнять завод проще.

Аналитик: Да! А ирония судьбы заключается в том, что как раз для «Татнефти» украинский завод важнее, чем для остальных компаний. Собственный завод компания только строит, и по-настоящему он заработает не раньше 2008-2009 года.

Инвестор: На позапрошлой беседе мы про это как раз говорили.

Аналитик: Потеря Кременчугского НПЗ будет для компании катастрофической. Акции компании могут сильно упасть, если «Татнефть» лишится Кременчугского НПЗ. Это серьезный вопрос и инвесторам, вкладывающим деньги в акции «Татнефти», стоит внимательно следить за ситуацией вокруг этого завода. Если Украина действительно решится на создание национальной вертикально-интегрированной нефтяной компании, то Кременчугский НПЗ, к сожалению, основной кандидат на включение в эту структуру. Конечно, можно обойтись и без отъёма собственности. Недавно Виктор Ющенко заявил о намерении построить во Львовской области новый НПЗ, который будет принадлежать Украине. Эту идею горячо поддержала Юлия Тимошенко, только она предложила возвести новый завод не во Львовской области, а в Одессе. По её словам, на строительство завода потребуется максимум полтора года.

Инвестор: Мощность украинских НПЗ - 50 миллионов тонн в год, а перерабатывается всего 20 миллионов. Зачем строить новые заводы, если имеющиеся не загружены даже наполовину?

Аналитик: Ну, здравым смыслом здесь руководствуются в последнюю очередь. Главную роль играют политические интересы. Это хорошо видно на примере крупнейшего нефтяного проекта, реализованного Украиной со времени распада СССР. Речь идёт о создании транспортной системы Одесса-Броды. Идея создания такой системы возникла ещё в 90-х годах прошлого века. Украине очень хотелось принять участие в транзите каспийской нефти. Украинское правительство предложило такую схему: нефть с каспийских месторождений довозится до Баку на танкерах. В Баку она переваливается на железнодорожные цистерны, довозится до грузинского порта Батуми, там переваливается на танкеры и по Черному морю транспортируется до Одессы. В Одессе с танкеров сливается в трубопровод, и по нему идёт в направлении Польши, а оттуда - в Европу. Вот такая сложная система транспортировки.

Инвестор: Много перевалок?

Аналитик: Очень много, и суммарные расходы на транспортировку делают этот маршрут заведомо нерентабельным. Но в дело вмешалась большая политика.

Инвестор: И чем же все это закончилось?

Аналитик: Дело в том, что Броды – важнейший узел транспортировки российской нефти в Европу. К Бродам подходит южная ветка трубопровода «Дружба», по которой в Европу идёт российская нефть из Сибири. Причём мощность «Дружбы» больше, чем нынешний спрос на нефть в этом регионе. Потому что «Дружбу» проектировали с учётом стратегических целей - чтобы по льготным ценам снабжать нефтью, дружественные Советскому Союзу, социалистические государства Восточной Европы. Сейчас в Бродах переизбыток российской нефти, поступающей по мощной ветке «Дружбы». С политической точки зрения, доставка каспийской нефти в Броды имеет для Украины два больших плюса. Во-первых, нефть с Каспия пойдёт в обход России, что лишит её доходов от транзита. Во-вторых, каспийская нефть по качеству заметно лучше, чем сибирская. Из неё получается больше светлых нефтепродуктов - бензина и дизельного топлива. Если каспийскую нефть доставить в Броды, то это сильно ухудшит конкурентоспособность российских поставщиков. Такая перспектива вызвала сильный прилив энтузиазма у Западной Европы, Соединённых Штатов, Польши...

Инвестор: То есть они хотели сделать гадость?

Аналитик: …и нашла серьезную поддержку у властей Украины. Идея казалась настолько хорошей, что Украина начала строительство системы Одесса-Броды не дожидаясь, пока на Каспии найдут «большую нефть» и не заключив ни одного соглашения с предполагаемыми поставщиками сырья. Штаты и Евросоюз выделили Украине гранты на привлечение консультантов, которые вовсю расхваливали этот проект. Система Одесса-Броды включает в себя порт на Чёрном море в районе Одессы для разгрузки прибывающих танкеров с каспийской нефтью, и трубопровод до Брод протяженностью 674 км. Стоимость проекта – несколько миллиардов долларов, огромная для Украины сумма. Строительство морского порта и прокладка трубопровода велась много лет. Работы неоднократно замораживались из-за нехватки денег, но как только в бюджете находилось немного свободных средств, их направляли на продолжение строительства. В 2001 году проект был завершен, и государственная комиссия приняла систему в эксплуатацию. К большому удивлению украинского правительства, желающих воспользоваться этим маршрутом не нашлось. Во- первых, как мы уже говорили в начале беседы, нефти на Каспии оказалось несколько меньше, чем ожидалось. Во-вторых, за прошедшее время было создано несколько новых транспортных маршрутов. Построил свою трубу до Новороссийска Каспийский трубопроводный консорциум, из Азербайджана до грузинского побережья Чёрного моря проложен трубопровод Баку-Супса. Под «Проект века» Азери-Чираг- Гюнешли специально строится трубопровод Баку-Джейхан. Да и вообще, если уж нефть погрузили на танкеры в Чёрном море, то её прямо оттуда можно везти в Европу, а не переваливать снова в трубу и поставлять туда, где она будет конкурировать с российской нефтью. В общем, желающих поставлять нефть не нашлось. Америка и Евросоюз, конечно, продолжали выказывать поддержку проекту и выражать уважение украинскому народу, сумевшему осилить такую большую стройку. Но это не помогло найти поставщиков сырья для трубопровода. Между тем, был нанят обслуживающий персонал. Людям нужно платить зарплату. Да и простаивающая труба начала банально ржаветь.
Компания Поставка российской нефти по системе Одесса-Броды
в I квартале 2005 года
(тыс. тонн)
ЛУКОЙЛ 4,4
ЮКОС 60,5
Сургутнефтегаз 244,0
ТНК-BP 249,8
Сибнефть 0,0
Славнефть 51,4
Роснефть 204,7
Татнефть 82,9
Башнефть 0,0
Русснефть 0,0
Газпром 1,3
Прочие 88,4
Всего 987,4
Примерно через год украинское правительство серьёзно обеспокоилось – что же делать? Российские компании предложили осуществить реверс трубопроводной системы. То есть в Бродах закачивать в трубу российскую нефть, которой там избыток. По трубопроводу качать нефть в Одессу, там отгружать на танкеры и везти через Босфор в южную Европу. Сначала Украина восприняла это предложение как оскорбительное, потому что работа системы в реверсном режиме приводит к результату, прямо противоположному прежним идеям. Во-первых, Россия разгрузит узел в Бродах, во-вторых - усилит свои позиции на рынке Южной Европы, в-третьих - возрастёт зависимость Украины от российской нефти. На западе Украине начались демонстрации против осуществления реверса, люди говорили, что готовы сколько угодно сидеть без зарплаты, лишь бы российская нефть по трубе не шла. Однако деваться Украине было некуда, и в конце 2004 года было подписано соглашение о реверсе трубопроводной системы. Координатором реверсного использования трубопровода назначена компания ТНК-BP. В четвертом квартале 2004 года по системе было транспортировано около 1 миллиона тонн нефти, в 2005 году планируется увеличить прокачку до 7-8 миллионов тонн. Сейчас по реверсному трубопроводу экспортируют свою нефть практически все российские нефтяные компании – «Роснефть», «ЮКОС», «Сургутнефтегаз», «Татнефть», «ЛУКОЙЛ»... Хотя маршрут не очень удобен, в период высоких цен на нефть компании рады любой возможность нарастить экспорт. Однако новый президент Украины заявил о намерении в скором времени отказаться от реверса. Он сказал, что поставщики сырья для использования трубопровода в прямом направлении не были найдены лишь по причине некомпетентности прежнего режима. Тут следует отметить такой важный момент: когда проект «Одесса-Броды» начал реализовываться, Ющенко был премьером. И он подписывал документы, связанные со строительством трубопровода.

Инвестор: А документов, связанных с реверсом он не подписывал?

Аналитик: Нет, конечно, реверс был осуществлён при Януковиче.

Инвестор: У меня возник вопрос – получается, что НПЗ на Украине перерабатывают российскую нефть. А куда потом деваются нефтепродукты, полученные из российской нефти?

Аналитик: Большая часть реализуется внутри Украины, что-то поставляется в Европу. Все компании, купившие заводы на Украине, имеют там же сети автозаправочных станций. Розничная торговля - это живые деньги, высокая торговая надбавка. Когда в начале беседы я говорил, что соседние страны не особенно привлекательны, как рынки сбыта, я имел в виду низкую эффективность поставок сырой нефти. А если эту нефть перерабатывать на собственных заводах, а потом самостоятельно продавать полученные нефтепродукты - получается довольно выгодно. Конечно, бывают специфические ситуации – сначала Белоруссия, а теперь и Украина пытаются заставить россиян весной и осенью поставлять горючее сельхозпроизводителям по льготным ценам.

Инвестор: Нелегко приходится российским компаниям. Хоть на юг нефть вези, хоть на север - обязательно кто-нибудь будет пытаться «откусить» себе часть прибыли.

Аналитик: Кстати, о севере - там у нас Прибалтика. В советское время Прибалтика была воротами в северную Европу. Крупнейший прибалтийский порт – Вентспилс находится в Латвии. Он построен в очень удобном месте с точки зрения подхода танкеров. В отличие от российской части Балтийского моря, акватория Вентспилса не замерзает зимой. В конце 90-х годов прошлого века через Вентспилс проходило около 15 миллионов тонн российской нефти в год - больше миллиона тонн в месяц! Также через латвийский порт отправлялось на экспорт значительное количество нефтепродуктов. Но Латвия весьма недружественно относится к России, и российские компании в полной мере испытали это на себе. Тарифы в Вентспилсе были гораздо выше, чем в других портах. Но альтернативы не было - платили столько, сколько запрашивала латвийская сторона. В определённый момент терпение у России лопнуло, и было принято решение о строительстве альтернативного трубопровода – так называемой Балтийской Трубопроводной Системы (БТС). Как я уже говорил, российское побережье Балтийского моря не очень подходит для строительства портов – море довольно мелкое, да ещё и сильно замерзает зимой. Но «Транснефть» сумела преодолеть трудности - акваторию углубили, как могли, для прохода большегрузных судов, а в зимний период проводку танкеров осуществляют мощные ледоколы. С вводом БТС «Транснефть» полностью прекратила транспортировку российской нефти на Вентспилс. Латвия в несколько раз снизила тарифы на перевалку нефти, но «Транснефть» остаётся непреклонной. В течение нескольких лет порт простаивает, и дело дошло до того, что правительство Латвии обратилось к российским компаниям с предложением купить акции вентспилского порта. В ответ на это «Транснефть» заявила, что не рекомендует российским компаниям приобретать акции этого порта. К рекомендации госкомпании прислушались, и вот уже много лет порт фактически простаивает.

Инвестор: Много лет – это сколько?

Аналитик: Года два.

Инвестор: Это не очень много - два года.

Аналитик: И будет дальше, судя по всему, стоять. Никаких подвижек в этом направлении нет…

Инвестор: А связано это с тем, что Латвия активно «занимается» фашизмом?

Аналитик: Конечно, это одна из причин. Дело в том, что вентспилский порт формировал значительную долю латвийского бюджета. Порт обеспечивал много высокооплачиваемых рабочих мест. Сейчас порт осуществляет лишь перевалку небольших партий нефтепродуктов, доставляемых по железной дороге. Прибыли он не приносит, множество людей пришлось уволить. Как бы то ни было – фактически Вентспилс удобнее для транспортировки нефти, чем БТС. Но экономические расчеты здесь роли не играют. Россия приняла решение лишить Латвию транзита.

Инвестор: А как обстоит дело с другими прибалтийскими странами?

Аналитик: В Литве есть два интересных объекта. Это Мажейкяйский нефтеперерабатывающий завод и морской порт Бутинге. Мажейкяйский НПЗ построен в 1979 году. Завод оснащён всем необходимым оборудованием для выпуска качественных нефтепродуктов. Порт Бутинге – совсем новый, сдан в эксплуатацию в конце 90-х годов. Несколько лет порт и завод пытался купить «ЛУКОЙЛ». Однако Литва не хотела пускать российскую компанию в свою нефтяную отрасль. «ЛУКОЙЛ» и упрашивал, и угрожал – но Литва была непреклонна. Концерн Mazeiku Nafta, объединяющий Мажейкяйский НПЗ и порт Бутинге, был продан американской компании Williams. Литовцы очень старались понравиться американской компании. Правительство Литвы выдало Williams кредит, весьма немалый по меркам небольшой прибалтийской страны – несколько сотен миллионов долларов. Также правительство обеспечило Williams ряд преференций, например – повысило таможенные пошлины на ввоз топлива в Литву.

Инвестор: Это чтобы ввозили нефть и перерабатывали ее на этом заводе?

Аналитик: Да, чтобы импортное топливо было дороже местного. Руководство Williams высоко оценило инвестиционный климат Литвы. Ещё бы – иностранному инвестору создали отличные условия для работы, да ещё и выдали денег для осуществления инвестиций. Williams начал внедрять западные стандарты управления и разрабатывать стратегическую программу развития Mazeiku Nafta. Однако идиллия скоро кончилась – в «ЛУКОЙЛе» обиделись на отказ Литвы в продаже ему акций Mazeiku Nafta и прекратили поставку нефти. Williams приложил немало усилий, чтобы найти новых поставщиков нефти. Велись переговоры с «ЛУКОЙЛом», с другими российскими компаниями, с Казахстаном, и другими республиками, добывающими нефть на Каспии. Специальная делегация даже посещала Персидский залив. Разумеется, альтернативу российской нефти найти не удалось – уж больно дорого обойдётся доставка нефти из дальних стран. Переговоры с российскими компаниями также не дали результата – «ЛУКОЙЛ» наотрез отказался поставлять свою нефть, другие компании не осмеливались предложить свои услуги, не желая ссориться с «ЛУКОЙЛом». Прошёл год, полтора. Лишившись надёжного поставщика, Мажейкяйский НПЗ был вынужден резко сократить объём переработки сырья. Какие-то небольшие партии нефти ему удавалось найти, но это не решало проблемы. Убытки были огромные – простой завода обходится около полумиллиона долларов в сутки. Mazeiku Nafta – крупнейшее предприятие Литвы, и руководство страны довольно быстро поняло свою ошибку. Особенно после того, как Williams объявил, что не сможет вернуть взятые кредиты, поскольку предприятие не приносит прибыли. Литовцы обратились к российским компаниям с предложением купить акции Mazeiku Nafta. С «ЛУКОЙЛом» при этом отношения были изрядно испорчены, накопилось много взаимных обид. Тут подсуетился «ЮКОС». Он заявил о своей готовности обеспечить гарантированные поставки нефти, обеспечить погашение кредита...
Инвестор: В обмен на что?

Аналитик: В обмен на акции. Такие условия понравились Литве. К этому времени Williams тоже разочаровался в перспективах Mazeiku Nafta и согласился продать акции «ЮКОСу». Показателен факт, что после того, как российская компания купила Mazeiku Nafta, были отменены повышенные тарифы на ввоз нефтепродуктов. Всё-таки «ЮКОС» не вызывал у Литвы таких любви и уважения, как Williams. Но это не помешало «ЮКОСу» довольно быстро навести порядок в Mazeiku Nafta. Он наладил бесперебойные поставки сырья на завод, обеспечил работой порт Бутинге, начав экспортировать через него свою нефть. Концерн стал приносить прибыль, расплачиваться с долгами. Началась модернизация Мажейкяйского НПЗ, качество выпускаемой продукции улучшилось. В общем, дела у Mazeiku Nafta пошли очень неплохо, что стало наглядным уроком для других стран, желающих диктовать свои условия поставщикам сырья. Но сейчас у «ЮКОСа» ситуация совсем не так хороша, как была на момент покупки. Правительство Литвы очень серьёзно обеспокоено этим вопросом и ищет нового поставщика. Скорее всего, скоро Mazeiku Nafta сменит владельца.

Инвестор: Может быть, «Татнефть» его купит? Им-то завод очень нужен.

Аналитик: Нужен, но «Татнефть» пока не объявляла о намерении побороться за Mazeiku Nafta. Пока главным претендентом является ТНК-BP, представители этой компании уже не раз посещали Литву для проведения переговоров с руководством страны.

Инвестор: А про Эстонию ты что-нибудь расскажешь?

Аналитик: Про Эстонию сказать нечего – в ней нет ни месторождений нефти, ни крупных морских портов,
ни нефтеперерабатывающих заводов.

Инвестор: Как же они живут-то там?

Аналитик: Живут как-то.

Инвестор: А про какие ещё страны расскажешь?

Аналитик: Осталось рассмотреть Белоруссию. Своего сырья у неё почти нет – Белоруссия добывает всего около 1,8 миллиона тонн нефти в год. Но в стране есть два мощных НПЗ – Мозырский и Новополоцкий. В прошлом году эти заводы переработали 18,4 миллионов тонн нефти, в том числе Мозырский НПЗ – 9,5 миллионов тонн, Новополоцкий – 8,8 миллионов тонн. Почти всё сырье на них поставили российские компании. 42,58% Мозырского НПЗ принадлежит «Славнефти», примерно столько же находится в государственной собственности. Остальные акции распределены среди местных предпринимателей и сотрудников завода. Новополоцкий НПЗ полностью находится в собственности Белоруссии.

Инвестор: Интересен ли он российским компаниям?

Аналитик: Да, многие компании не отказались бы его купить. В 2003 году правительство Белоруссии планировало приватизировать Новополоцкий НПЗ, а также несколько нефтехимических предприятий страны. В конкурсах на право покупки его акций хотели участвовать «ЛУКОЙЛ», «Итера», «Сургутнефтегаз» и другие компании. Однако, Белоруссия предложила очень сложную схему инвестиционных конкурсов. Обычно стратегическому инвестору предлагают купить крупный пакет акций приватизируемого предприятия, но Белоруссия решила пойти другим путём. В течение нескольких лет предполагалось провести серию конкурсов, на которых продавать по 10-15% акций предприятия. В этих условиях инвестиции оказывались очень рискованными, поскольку у победителя первого конкурса не было полной уверенности, что ему удастся выиграть все последующие. К тому же, даже в случае победы во всех конкурсах, инвестор мог получить крупный пакет акций, но не контрольный. Играть в сложную игру, с вероятностью выложить несколько сотен миллионов долларов за миноритарный пакет акций белорусского завода желающих не нашлось. Приватизация сорвалась, и Новополоцкий НПЗ, а также ряд нефтехимических заводов остались в государственной собственности.

Инвестор: Может ли эта ситуация измениться?

Аналитик: Наверняка изменится, поскольку заводам требуется модернизация. Предоставить требуемые средства способен только крупный стратегический инвестор. Поскольку нефть поставляется из России, то и покупателем завода, скорее всего, станет российская компания. На Мозырском НПЗ, крупный пакет акций которого принадлежит «Славнефти», ведётся модернизация оборудования, повышается качество выпускаемой продукции, растут объёмы производства. Как следствие - улучшается финансовое положение предприятия. Государственный Новополоцкий НПЗ пока стоит в стороне от этого процесса. Я полагаю, что рано или поздно Белоруссии придётся приватизировать этот завод.

Инвестор: Похоже, что это не быстрый процесс. Сейчас же, как я понимаю, основных новостей можно ждать с Украины?

Аналитик: Да, сейчас все взгляды устремлены на Украину и на Мажейкяйский НПЗ. Будем следить за развитием ситуации.

Вопросы и комментарии присылайте по адресу: expert@ngfr.ru.



Обсудить в форуме Версия для печати



 Дизайн сайта разработан di Полное или частичное воспроизведение материалов возможно только с указанием ссылки на сайт Нефть, газ и фондовый рынок Сайт основан 20 января 2005 года